958

Националист рассказал о перспективах объединения с Румынией и «уничтожении» коммунистов

Серджиу Лашку в Молдове многие считают неонацистом. Серджиу Лашку в Молдове многие считают неонацистом. Но руководитель (Comandant Legionar) Национал-христианского движения, представитель Румынской националистической организации «Ноуа Дряпта» уверяет, что он – не тот, за кого его принимают в обществе.
 
– Серджиу, какие задачи у вашей организации?

–  Сохранение и защита культуры, духовного наследия нашего народа на этой земле, а также объединение нашей страны в единое Румынское государство в границах древней Дакии.

– У Дакии были границы?

– Конечно.

–  Кто вам мешает, кто ваши враги?

– Скажем так, у нас нет врагов. Мы не выступаем против, мы выступаем за. Мы говорим о том, что хотим сохранить православие на этой земле. Это означает, что мы не должны допустить пропаганды гомосексуализма, не должны допустить распространения сект, и мы должны это делать в ненасильственной форме, потому что в нашей истории было достаточно насилия. Если население поддерживает нашу позицию – это хорошо, если нет – значит, мы что-то неправильно делаем. Мы предлагаем свою точку зрения без того, чтобы кому-то ее навязывать.

– Но опросы показывают, что вашу точку зрения разделяют 10-15% населения.

– В то же время опросы показывают, что нет точки зрения, которую бы поддерживало большинство населения.

– Если вы сегодня проведете референдум о присоединении к Румынии...

– ...мы не выиграем.

– То есть вы идете против народа?

– Нет, мы не идем против народа. Мы не применяем силовые методы, мы используем методы убеждения.

– Вы считаете себя националистом?

– Да. Мы националистическая организация, в нашем понимании национализм  –  это не шовинизм, фашизм и подобные крайности. Национализм – это любовь к своей Родине, к своему народу, сохранение этно-культурного наследия. Традиции румынского национализма – это любовь. Наш национализм основан на православии.

– В истории румынского национализма было и много плохого.

– Например?

–  Вторая мировая.

– Вторая мировая – это не история румынского национализма, после переворота Антонеску у власти в Румынии не было националистов.

– Но вы не можете сказать, что Антонеску был интернационалистом.

– Слава Богу, нет... (смеется)

– А может ли христианин быть националистом?

– Конечно.

– Но в Писании сказано: «нет ни эллина, ни иудея»?

– Национализм означает любовь, любовь к твоей земле, к ближнему, к церкви твоих предков.

– Кто-то скажет, что любовь  – это интернационализм, когда все люди равны.

– Нет, интернационализм означает, что нет ни страны, ни национальности, ни истории, ни государства – ничего. Мы не различаем людей по национальности, в нашей организации могут находиться люди любой национальности. Для того, чтобы мы приняли человека в нашу организацию, он должен быть православным, чтить традиции нашей земли и должен знать язык этой земли.

– Многие считают, что у этой земли несколько языков.

– Но государственный один – румынский, или молдавский, мне все равно, как вы его называете.

– Исторические экскурсы это хорошо, но если есть несколько миллионов человек, которым нравится считать, что они молдаване, то так и будет.

– И я молдаванин, но румын по национальности.

– Вы считаете, что вы – молдаванин и являетесь частью общерумынской нации, а какие-то люди считают, что они молдаване, но не хотят считать себя румынами.

– Это абсурдная ситуация, которая досталась нам от коммунистического прошлого.

– Серджиу, в сети есть ваши фотографии со вскинутой правой рукой.

– Да. Ничего общего с Гитлером, сразу говорю. От сердца к Богу –  это символ древних римлян.

– Это простое совпадение?

– Совпадение, это символ, который был в 1919 году принят в Яссах  Ассоциацией православных студентов.

– Вы говорите, что все, что связано с коммунизмом, для вас преступление. Вы видите где-то коммунистов?

– Нет, это пародии на коммунистов, неокоммунистические партии, которые пытаются пудрить мозги, но если появятся реальные коммунисты, мы будем делать все возможное, чтобы уничтожать такие партии.

– Уничтожать каким образом?

– Законным, не в смысле физического уничтожения.

–  То есть вы не видите коммунистов в лице Воронина, Ткачука, Рейдмана?

– Олигархи разве могут быть коммунистами?! Пусть они раздадут свои деньги соратникам и живут в шалаше, как Ленин, тогда, может быть, мы поверим, что они коммунисты. Эти люди спекулируют на чувствах довольно большой части населения, ностальгирующей по Советскому Союзу. Они объявляют себя защитниками несуществующего пролетариата и крестьянства, которое гнобили во времена Воронина и гнобят сегодня либералы, не давая никакой возможности подняться.

Революции нам не надо никакой – ни буржуазной, ни коммунистической, ни националистической, любая революция – это кровь, никакая революция не приводит к прогрессу.

– А вы участвовали в событиях 7 апреля?

– Участвовал, сорок минут участвовал.

– И что вы делали?

–  Размахивал флагом и кричал «Жос коммуништий».

– И не бросали камни в полицию?

–  Нет. Меня снимали со всех сторон, даже камерой с президентуры, если бы были какие-то доказательства, я давно бы сидел.

– А ваши люди?

– Тоже нет. Во время судебного процесса прокуратура не смогла предоставить ни одной фотографии, ни одного видео, никаких доказательств того, что моя организация или я участвовали в вандализме или каких-то насильственных актах. Все мифы о том, что мы были подготовлены в лагерях спецслужбами Румынии, созданы для обмана общественного мнения. Но никакой доказательной базы нет –  правда не нужна ни правым, ни левым.

– Я думаю, кому-то обстоятельства беспорядков хорошо известны.

–  Я больше всех заинтересован в том, чтобы узнать правду, потому что козлом отпущения сделали меня. В моем деле большая часть материалов не о конкретных событиях, а о легионе Архангела Михаила. Ни слова о том, что меня незаконно арестовали и две недели избивали в комиссариате. Я вышел с ушибами головы, почек и гениталий. И получил по уголовному делу штраф в 24 тыс. леев. На сегодняшний день это самое большое наказание за события 7 апреля.

–  Вам платят 10 тыс. леев от Киртоакэ, как пострадавшему?

– Нет, не платят. Я видел список жертв. Это, наверное, какие-то люди, лояльные к Либеральной партии, я не нашел в списке никого из тех ребят, что сидели со мной в комиссариате и в тринадцатой тюрьме, даже тех, которые остались в результате побоев инвалидами.

Олег Краснов
 

Pan.md
0