3887

У "Экситона" все ходы записаны

В середине февраля Центром по борьбе с экономическимипреступлениями и коррупцией был задержан Сергей Еду, членсоветов инвестиционных фондов "Экситон-бон" и"Экситон-инвест". Против него начато уголовноерасследование по обвинению в хищениях в особо крупныхразмерах. На сайте ЦБЭПК размещен пресс-релиз, в которомизложено обвинение против предпринимателя: нанесение ущербаАО "Норд-Мобилэ" на сумму 4,5 млн леев с "использованиемнезаконных схем". Срок его задержания продлен на 30 дней.Недавно Сергей Еду переведен в Психиатрическую клиническуюбольницу для прохождения экспертизы.В упрощенном варианте история с "Норд-Мобилэ" началась стого, что эта фабрика владела пакетами акций нескольких АО.Вот эти-то пакеты и были вложены в уставные капиталы ООО"Боншерон", "Дефенд" и "Драуд-ком". Взамен предприятиеполучило доли в уставных капиталах этих обществ. И ужеякобы эти доли под давлением Сергея Еду были проданы его"шоферу, родственникам и другим приближенным лицам. Первымоб этом заявил бывший председатель совета "Норд-Мобилэ"Александр Буга, потом его поддержали и другие члены совета.Пока идет следствие, события на фондовом рынке развиваютсясвои чередом. Пакет акций мебельной фабрики, принадлежащийдвум экситоновским фондам, едва не был продан в минувшийпонедельник на биржевом аукционе по продаже активов в рамкахпроцесса ликвидации инвестфондов. Этот пакет в 56% в течениенескольких лет был заблокирован решением Экономическогосуда по иску компании "Про-Ремиз", которая опротестоваладополнительную эмиссию акций фабрики в мае 2000 года. Впоследнем официальном объявлении об аукционе акции"Норд-Мобилэ" были помечены звездочкой какзаблокированные. Однако 7 марта, накануне четырехдневныхпраздников, в окружной Экономический суд вроде бы поступилописьмо от "Про-Ремиз", которым истец свой иск отзывал. Наосновании этого письма суд мгновенно снял блокировку спакета, и это решение в тот же день было доставлено нафондовую биржу. На следующий рабочий день, 12 марта все былоготово к торгам по этому пакету, и даже зарегистрировалисьтри брокера-покупателя. Но вдруг из Экономического судаприходит еще одно определение, из которого следует, чтоблокировка восстанавливается, что "Про-Ремиз" никаких писемв Экономический суд не писал и, следовательно, свой иск неотзывал. В тот же день пакет был снят с продажи, хотя самиторги прошли успешно - из экситоновских закромов былипроданы четыре пакета на сумму в 1,4 млн леевБлиц-атака на контрольный пакет акций "Норд-Мобилэ"сорвалась. Направлена она была еще и с расчетом на то, чтопосле окончания следствия по делу г-на Еду исоответствующего судебного решения фабрике будут возвращеныте пакеты акций, что когда-то были переданы в уставныекапиталы трех названных выше ООО. Однако, складываетсявпечатление, что биржевой рецидив этого уголовного дела былвсего лишь самодеятельностью партнеров Сергея Еду, которые,пользуясь ситуацией, решили оторвать кусочек от егобизнеса. Александр Буга, например, кроме того, что входил всостав совета "Норд-Мобилэ", одно время был директором фирмы"Боншерон", имевшей, как и "Дефенд", лицензию дилера на ФБМ.Не исключено, что подобные попытки браконьерства еще будутпредприняты. Этому способствует и довольно сложнаяинвестиционная структура, построенная Сергеем Еду, вкоторую кроме профучастников РЦБ - двух инвестфондов,управляющих компаний, биржевых дилеров и брокеров, вкачестве инвестиционных центров входили и вполне "цивильные"предприятия. Вроде того же "Норд-Мобилэ" или Кошницкойконсервной фабрики.Задержание основателя крупнейшего в республикеинвестиционного конгломерата не вызвало особой тревоги средиего коллег по фондовому рынку. Никто не расценил этотслучай, как начало репрессий против "приватизаторов", хотянесколько рабочих версий происходящего они выдвинули. Однаиз них - общая низкая отдача от всей затеи с массовойприватизацией и негативное участие в ней инвестиционныхфондов. А Сергея Еду назначили отдуваться за всех. Хотярезультаты работы двух экситоновских фондов ничуть не хужеобщего фона. Они объявили о добровольной ликвидации ещевесной 2004 года и с тех пор благополучно распродают своиактивы под присмотром и непосредственном участии Нацкомиссиипо ценным бумагам. Кроме того, история с "Норд-Мобилэ",ставшей поводом для обвинения, - это компетенция все той жеНКЦБ. Что касается сделок с аффилированными лицами, то этовсегда был любимый объект охоты Нацкомиссии, и если они небыли своевременно опротестованы и отменены, то, стало быть,- одобрены ею. По поводу низких цен, по которым из портфелейфондов уходили наиболее ликвидные активы, то на этот счетнаиболее красноречивыми являются итоги конкурсной распродажипакетов после начала ликвидации. Здесь "Экситон-бон" и"Экситон-инвест", имеющие на начало этого года,соответственно, 71,4 и 77,3 лея живых денег на одногоакционера, расположились в середнячках. Наиболее крупныефонды тоже наторговали в пределах ста леев или чуть больше:"Асито-инвест" - 28 леев, "Норд-инвест" - 50 леев,"Вииторул-тэу" - 90 леев, "Телеком-инвест" - 110 леев."Экситон-бон" одним из первых начал процедуру ликвидации. Вапреле 2004 года за это проголосовало общее собраниеакционеров. За десять лет до этого под лозунгом "Попробуй снами" фонд собрал боны народного достояния у 255 тыс.человек, оставив по этому показателю далеко позади всеостальные фонды, в том числе и начавшие сбор бонов гораздораньше него. На электронных аукционах им были приобретеныпакеты акций и доли в уставных капиталах 320 предприятий.Через два года после окончания массовой приватизации егоактивы оценивались в 69 млн леев. Фонд стал одним изнаиболее активных участников рынка, делая упор, как ибольшинство остальных фондов, на обменные операции. Передначалом ликвидации в его портфеле еще оставались пакетыакций 155 обществ балансовой стоимостью 48 млн леев. И ещеполмиллиона на банковском депозите. Ликвидационные аукционыувеличили сумму, предназначенную для распределения средиакционеров, до 19,1 млн. Это собственно весь финансовый итогего деятельности, которая по своему характеру и результатаммало чем отличалась от всего того, чем занималисьостальные фонды в постприватизационное десятилетие(1995-2005 гг.).Вероятно, в силу своих размеров группа "Экситон" была болеезаметна на рынке, чем остальные фонды. Но в отличие отнекоторых крупных ИФов, "Экситон" не лез в стратегическиеинвесторы и не отдавал предпочтения отдельным отраслям. Всмысле диверсификации портфеля этот фонд был идеалом с точкизрения Нацкомиссии и действующего законодательства. Еслипосмотреть на его активы в последние годы прошлого века, томожно найти всю экономику - немного легкой промышленности,немного винной, представлены предприятия, оказывающие услугинаселению, несколько "мебельных" пакетов, транспортники,строители, энергетики... И большинство пакетов - от 10 до25%. Золотой размер. Он давал фонду возможность ненапрягаться с участием в управлении предприятиями, и приэтом контролировать процесс. А при возможности и продатьсвою долю, не привлекая внимания к сделке сменойсобственника.В течение нескольких лет эта тактика приносила хорошиеплоды. Никто не знал и не интересовался, куда и зачем идет"Экситон". Единственный раз группа влезла в шкурупоглощающего лица. В 1999 году она начала скупку акций"Кармеза". В том году "Экситон" на общем собрании АО"Кармез" еще участвовал с 4% акций, а к 2004 году довел своюдолю до 44%. На февральском собрании того года акционерызавода проголосовали за выкуп этого пакета (2 млн из 4,1эмитированных акций) по цене 9,25 лея при номинале 10 леев.В феврале же Национальная комиссия зарегистрировалатендерное предложение, весь март шел сбор заявок, потомзаключена сделка и в апреле фонд объявил о самоликвидации.Такая хронология. Сегодня многие считают, что именнособытия, связанные с продажей кармезовского пакета, сталипричиной задержания Сергея Еду.Концентрация пакета началась с обменных операций на фондовойбирже, в результате было собрано примерно 11%, далее скупкаохватила мелких акционеров, которых у предприятия было болеепяти тысяч. Им платили от половины до полутора леев, вдальнейшем цена поднялась до четырех леев. В 2001 году,собрав пакет в 21%, "Экситон" продает его своей близкойфирме "Дефенд", а в 2003 году еще порядка 23% - фирме"Боншерон". В сентябре того же года весь пакет в 44%передается компании из Лихтенштейна "Elester Invest AG", укоторой якобы еще в 2000 году "Экситон" взял кредит. Взял ине вернул, и залог (акции "Кармеза", которых в таком объемеу фонда еще быть не могло) ушел кредитору. Фактически,выкупая собственный пакет, "Кармез" уже имел дело не с"Экситоном", а с этой лихтенштейнской компанией. Этихденег - 18,5 млн леев - в Молдове так никто и не увидел.Выкупленные акции были погашены, уставный капиталпредприятия уменьшен до 21,6 млн леев.Ситуация осложняется тем, что "Кармезу" для выкупа акцийпришлось взять кредит. Кредит предприятие погашает до сихпор, а оставшиеся акционеры увеличили доли своего участия вкапитале АО почти в два раза. Очень скоро, в августе того жегода, похожая операция была проделана на кишиневскойфабрике "Букурия". Там тоже самому предприятию пришлосьфинансировать избавление одной группы акционеров от другой.Хотя скандал был громким, о нем вскоре забыли. А скандал с"колбасными" разразился только через год, в конце 2004 -начале 2005, когда директор "Кармеза" Анатолий Кышларь решилконсолидировать пакет, выкупив через внебиржевой рынок акцииу девяти доверенных лиц. По 10 банов за акцию. Нацкомиссияуказала директору на ошибки и сделки были аннулированы, носама история не ускользнула от внимания президента Молдовы.В феврале 2005 года, в одном из своих предвыборныхвыступлений он упомянул ее, в числе прочих, как "ставящуюпод угрозу экономическую безопасность государства". Послепобеды на выборах и переизбрания Владимира Воронина навторой президентский срок кармезовская история как бызабылась, но не совсем. И первый признак этого -задержание Сергея Еду.
0