2332

Упреждающий ход Семена Драгана.

Лента ПМР18.25 3.10.2004 Кишинев. Упреждающий ход Семена Драгана.Скандал с фальшивыми леями, начавшийся в молдавском парламенте, приобрел неожиданный оборот, когда стали известны некоторые данные, просочившиеся в прессу из украинского отделения Интерпола.Официальные результаты расследования, проводимого Интерполом, не оглашаются до его окончания. Возможно, что они останутся тайной и после окончания дела - уж больно велик масштаб скандала. Но даже в этом случае ряд заметных в Украине и Молдове фигур будут, по-видимому, вынуждены уйти с политической сцены. Впрочем, масштабы скандала таковы, что его едва ли удастся долго держать в тайне. В целом же афера, последним звеном которой стал скандал с фальшивыми леями, выглядит так:Уже в течении длительного времени, примерно с 1999 года, Кишинев является зоной тесного делового контакта трех крупных транснациональных преступных группировок: чеченской, албанской и итальянской. Столица Молдовы, по взаимному соглашению, не входит в исключительную сферу влияния ни одной из них, являясь "международной зоной", необходимой для осуществления совместных операций. Одной из наиболее доходных форм этого сотрудничества стали изготовление и сбыт фальшивых долларов. Первоначально, начиная примерно с осени 2000 года, высококачественные банкноты США, достоинством 100 и 20 долларов, предположительно изготовленные албанцами на территории бывшей Югославии, через молдавских гастарбайтеров завозились в Молдову. Здесь они проходили через банковские учреждения Молдовы, после чего частью оседали в валютном резерве Национального банка, часть сбывались за пределы РМ, преимущественно в страны СНГ. При содействии высокопоставленных работников Национального банка Молдовы проводились также масштабные операции по переводу наличных фальшивок в безналичные доллары. Однако, несмотря на отработанность этой схемы, в ней оказалось слабое звено. Доллар оказался слишком крепким орешком для фальшивомонетчиков. Хотя албанская продукция была и не по зубам сканерам в большинстве валютных касс, она оказалась все же не безупречна, что ограничивало масштабы ее сбыта. Кроме того, использование в качестве "буфера" Национального банка было слишком рисковано. Сама же Молдова на некоторое время оказалась "затоварена" фальшивками. В конце 2001 года, чеченские эмиссары, пытавшиеся рассчитаться фальшивками за партию российского оружия, приобретаемую через подставную молдавскую фирму, оказались в поле зрения СИБ. О случившемся было доложено лично В.Воронину, который, оценив открывшиеся возможности, привлек к анализу ситуации своего сына Олега. На семейном совете было принято решение вступить в переговоры с главарями преступной группировки. Перед кланом Ворониных встали две задачи. Первая - необходимо было изъять из оборота избыток фальшивых долларов, вывезя их за пределы Молдовы. Эта операция была успешно проведена через "Петролбанк", руководитель которого, Феликс Гольдберг, был тесно связан с одним из наиболее доверенных лиц В.Воронина - Марком Ткачуком. Сейчас уже трудно сказать - имел ли Гольдберг полное представление о проведенной через его банк операции, либо использовался втемную. Однако официальный Кишинев, сбросив в страны СНГ и Восточную Европу около полумиллиарда фальшивых долларов, должен был перестраховаться. Поэтому, немедленно по завершении операции, против "Петролбанка" было выбвинуто обвинение в отмывании грязных денег, в на случай расследования - подброшен "приднестровский след". После окончания первого этапа операции на всякий случай был спешно заменен и руководитель СИБ Молдовы Валериу Пасат. Его сменил Ион Урсу - хронический алкоголик, совершенно неспособный к самостоятельным действиям и целиком контролируемый Ворониным. Существенную помощь в проведении операции по сбросу фальшивых долларов оказал и бывший мэр Одессы Эдуард Гурвиц, на контакт с которым вышел Олег Воронин через вице-спикера парламента Молдовы Вадима Мишина. Мишина, не пользующегося особым доверием Воронина в операцию посвящать не стали, а к Гурвицу и его роли в этой истории мы еще вернемся. Вторым шагом должно было стать недопущение нового затоваривания. По рекомендации итальянской стороны, поставившей необходимое оборудование, взамен доллаов было начато производство фальшивых евро - купюр, достоинством 500, 100 и 50 EU. Новая валюта оказалась проще в производстве, а возможности для ее сбыта в Европе - значительно шире. Качество же фальшивок оказалось столь высоким, что ими заменили даже доллары в валютном резерве Молдовы - как фальшивые, так и оставшиеся там настоящие. Таким образом, практически вся наличная часть резерва оказалась фальшивой. Некоторое время дела шли просто прекрасно. Чистый доход семейства Ворониных от участия в деле составил по меньшей мере 150 млн. EU. Однако, вскоре Воронин и его команда столкнулись с двумя очень существенными трудностями. Во-первых, на след фальшивых долларов вышли американские спецслужбы. Видя грозящую катастрофу, Воронин, по совету Ткачука, предпринял поистине гениальный ход: он обратился в Москву, с просьбой оказать помощь в выработке документа по приднестровскому урегулированию! От такой наглости даже видавшие виды американцы испытали некоторый шок. А Воронин, подписав предварительно Меморандум Козака, где было обозначено военное присуствие России, поставил американцев перед выбором: либо полюбовное соглашение, либо полный уход Молдовы в зону российского влияния и наличие в регионе российской военной базы до скончания века. Поразмыслив и поторговавшись, американцы предпочли первое. Воронина простили, и даже заплатили выдачу данных о местонахождении долларового типографского оборудование, которое продолжало эксплуатироваться самим албанцами... Операция по его уничтожению и отстрелу "печатников", проведенная в Косово группой оперативников Федеральной резервной системы США, вызвала там очередное обострение ситуации... впрочем, это уже отдельная история, не имеющая прямого отношения к Молдове. Что касается истории с подделкой евро, то американцы либо не докопались до нее, либо просто предпочли ее не заметить. Однако американские банки вскоре ввели усовершенствованную систему контроля, позволявшие выявлять албанские фальшивки, несмотря на их хорошее качество. Эта же система контроля стала постепенно распространятся и в Европе... Наличная часть "валютного резерва Национального банка" грозила превратиться в резаную бумагу... Это грозило серьезным обвалом лея. Видя неизбежность обвала, Воронин решил использовать ситуацию по максимуму. Во-первых, погасить перед выборами внутренний долг по зарплате и пенсиям, достигнувший в Молдове рекордной величины за все время ее "независимости". А во-вторых, обвалив лей, обвинить в его обвале своих главных противников: Юрия Рошку и Приднестровье. Первое должно было изолировать Рошку и его окружение, препятствующих давно назревшему сближению ПКРМ и ХДНП. Второе - дать весомый предлог для военного вторжения в Приднестровье, причем, следом за обвинением в фальсификации леев должно было последовать обвинение в фальсификации евро. По замыслу Воронина, крупная партия леев, изготовленных с качеством, заведомо позволяющим с ходу определить их криминальное происхождение, должна была быть переправлена в Приднестровье и перехвачена молдавской полицией при перевозке в Молдову, причем перевозку должны были осуществлять уголовники, проживающие в ПМР, а встречу - группа лиц, являющихся, по крайней мере, формально, членами ХДНП. Этого было бы достаточно, чтобы не заботясь о дальнейших доказательствах, навесить на политических противников Воронина и на ПМР все обнаруженные в регионе фальшивки - и евро, и доллары, а затем добиться проведения военной операции в отношении "преступного анклава", угрожающего финансовой стабильности во всем мире. В качестве места печатания фальшивок была выбрана Украина - и тоже с дальним прицелом. "Украинский след" фальшивых леев, обнаруженный Молдовой, должен был сделать Киев более сговорчивым, склонив его к соучастию в блокаде ПМР. Украинскую часть плана обеспечивали уже упомянутый Эдуард Гурвиц и ряд доверенных лиц из окружения главы КПУ Петра Симоненко, давно уже находящегося на полном содержании Владимира Воронина. Однако план снова дал сбой. Украинское отделение Интерпола заинтересовалось источниками финансирования КПУ, а точнее - качеством купюр, которыми это финансирование осуществляется. В воздухе запахло крупным скандалом, и Воронин заметался... Появилась реальная опасность, что вся история выплывет наружу. Нужно было срочно избавляться от свидетелей. Несколько десятков мелких сошек, чья гибель заведомо не представляла интерес для прессы, были попросту отстреляны. Феликс Гольдберг - опаснейший и хорошо информированный свидетель первого этапа операции - выманен из Тирасполя и арестован. Однако Интерпол, взяв след, действовал с опережением. Выйдя же на след фальшивых леев, и не имея желания заниматься такими мелочами как подделка какой-то туземной валюты, попросту сбросил эту информацию правоохранительным органам Украины - это произошло около двух месяцев назад. Примерно месяц назад первые сведения о фальшивомонетчиках попали в украинскую прессу. Официальный Кишинев предпочел испуганно отмолчаться, надеясь что ниточка оборвется и следователи удовлетворятся исполнителями, не став копать слишком глубоко - в конце концов, речь не шла о подделке украинских гривен. Однако их расчеты не оправдались, и в Кишиневе началась паника. Первым всплеском этой паники и стало выступление Семена Драгана, попытавшегося сделать упреждающий ход. Подобный шаг не может быть случайностью - Воронин явно планирует операцию отхода. Судя по всему, в жертву будет принесен ряд менее ценных фигур - директор СИБ Ион Урсу, глава Нацбанка Молдовы Леонид Талмач, возможно, кто-то еще. Однако коготок молдавского Ворона увяз на сей раз очень глубоко.
0