707

ПО ГАМБУРГСКОМУ СЧЕТУ?

Представленный специалистами ЕБРР на прошлой неделе доклад"Transition report", отражающий оценку Молдовы на фонедругих стран, получил значительный резонанс. Многих заделаза живое оценка, которую получила в докладе наша банковскаясистема. Постоянный представитель ЕБРР в Молдове ФрэнсисДелэй согласился дать дополнительный комментарий на этутему."Когда полтора года тому назад я приступил к работе вКишиневе, я слышал и от представителей Правительства, и отпредставителей финансовых кругов, что банковский секторМолдовы один из лучших в СНГ. Применительно к ситуации,существовавшей несколько лет тому назад, это было правильно.Но есть несколько аргументов, которые надо учитывать,когда вы даете оценку банковскому сектору Молдовы сегодня.Первое. Банковский сектор стран СНГ является самым слабым извсех стран, в которых работает ЕБРР. Этот вывод однозначноследует из фактов, изложенных специалистами ЕБРР в"Transition report". Поэтому, даже если вы лучшие в СНГ -первые среди самых слабых - это не самая лучшая позиция.Второе. Есть сомнения в том, что место в рейтинге банковскойсистемы Молдовы остается таким же, как несколько лет томуназад. Сегодня условия, которые предлагаются банками вМолдове, не выглядят самыми лучшими даже в СНГ. В Молдовебанки предлагают меньше услуг, чем в ряде других стран СНГ.Что касается кредитования, то сроки, на которые выдаютсякредиты, короче, а оформление договоров отнимает у заемщиковбольше времени, чем в других странах. При этом процентныеставки по кредитам в Молдове одни из самых высоких. Так чтоесли сравнивать даже с другими странами СНГ, то в Молдоведела обстоят далеко не лучшим образом.Более того, я должен сказать, что в ЕБРР сложилось мнение,что ряд индикаторов показывает ухудшение ситуации впоследние несколько лет. Один из аспектов, который отражен в"Transition report" по странам, в которых работает ЕБРР -это бум в кредитовании. Заметный рост кредитованияотмечается и в Молдове. Обычно это хороший знак,свидетельствующий о том, что клиенты хотят брать деньги убанков, чтобы развивать свой бизнес. Но в ситуации, когданаблюдается значительный рост кредитования, а финансоваясистема остается слабой, несовершенной - страна подверженабольшему риску макроэкономического шока. Мы подробнообъясняем это в своем отчете.Сходные проблемы и в других стран. Но может быть для Молдовыони более важны, в силу некоторых ее специфическихособенностей. Небольшая по объему экономика объективноявляется очень открытой, в значительной мере зависящей отвнешних факторов. Это макроэкономические аспекты, ониважны, но сегодня я хотел бы остановиться на аспектахсобственно банковской сферы.Какие же слабые места мы видим в банковском секторе Молдовы?Их можно разделить на три основные группы: "а" -транспарентность (прозрачность) акционерного капитала, "b" -качество банковского надзора, "c" - корпоративноеуправление. По всем трем направлениям мы видим и отмечаемнедостатки.Начнем с прозрачности акционерного капитала. Банкиосновываются на доверии, а для доверия нужна открытость -это аксиомы. Если вы хотите, чтобы люди доверяли банкам своиденьги, надо сделать так, чтобы вкладчики знали, комупринадлежит тот или иной банк. Это еще в большей мереобязательное условие, когда речь идет о привлечении в банкиинвестиций, особенно иностранных. Никакой стратегическийинвестор не вложит средства, если не уверен в репутациисобственников банка.Повторюсь, в вопросах инвестирования доверие очень важно.Его трудно получить, но легко потерять. Если довериепошатнулось и не восстановлено, депозиты будут изъяты,инвесторы уйдут... Сходные явления мы наблюдаем илинаблюдали и в других странах. Конечно же, ЕБРР сталкивалсясо случаями в разных государствах, когда банки былиобразованы или впоследствии приобретены лицами,скрывавшимися за ширмой офшорных компаний. Но во всехстранах, поставивших целью создать цивилизованные условия вбанковском бизнесе, такая ситуация выправлялась.В этом отношении можно указать на примеры в странах, которыев последнее время стали или готовятся стать членамиЕвропейского союза. Система собственности банковскогокапитала, по требованию властей, стала прозрачной.Отмечу также, что в большинстве случаев там нет примеров,когда одному лицу принадлежит более 40% уставного капитала.Характерным является как раз положение, когда составакционеров диверсифицирован. Мы считаем, что и для Молдовыбыло бы полезно, чтобы все банки- резиденты имели прозрачнуюструктуру акционеров. При этом мы, конечно, понимаем, чтотакого результата трудно добиться за один день. Вместе стем, ЕБРР хотел бы увидеть ясные доказательства того, чтотакая цель поставлена, к ней стремятся, и ситуацияразвивается в правильном направлении. Прежде всего, мыхотели бы увидеть, что Национальный банк Молдовы предъявляетопределенные требования к акционерам коммерческих банков.Здесь мы прервем Фрэнсиса Делэя с тем, чтобы изложитьнекоторые комментарии, которые прозвучали в интервьюпредставителей НБМ и Парламента РМ по поводу оценокмолдавской банковской системы.Председатель парламентской комиссии по экономическойполитике, бюджету и финансам Николай Бондарчук напомнил, чтов 2005 году внесены изменения и дополнения в Закон "Офинансовых учреждениях" и в Закон "О рынке ценных бумаг",которые как раз и были направлены на ограничениеприсутствия в банковском капитале РМ зарегистрированных вофшорах лиц и на усиление прозрачности пруденциальногоуправления банками. В частности, законодательно установленоправило, согласно которому доля зарегистрированных вофшорных зонах компаний в банках-резидентах РМ не должнапревышать 5%.Хотя это правило касается только новых приобретений акциймолдавских банков со стороны резидентов офшорных зон. Дляполного "изгнания офшорников" из состава акционеров вмолдавском законодательстве нет пока юридических оснований.Как объяснили нам эксперты, для этого пришлось быпересматривать чуть ли не Конституцию РМ и многиемеждународные договоры о защите иностранных инвестиций.Офшоры пока что не объявлены вне закона, и даже существуютна территории таких поборников "транспарентности", как ЕС иСША. Так что те капиталы, которые уже влились в банки из"сумрачных зон", могут оставаться. Но если их владельцызахотят продать свои акции, тогда в силу вступитустановленный молдавскими законодателями лимит.Что касается непрозрачности инвесторов, зарегистрированных вМолдове, то уже давно действует правило, согласно которомулюбая компания, которая желает стать акционером банка,обязана представить в НБМ список документов, которыйпозволяет определить легитимность происхождения капитала ирепутацию потенциального инвестора. Точно также достаточнодавно существуют и применяются правила установленияаффилированности лиц как в составе акционеров, так и науровне топ- менеджмента. Что, по мнению наших экспертов,позволяет достаточно эффективно микшировать риски отвозможных злоупотреблений со стороны лиц, имеющих высокуюдолю влияния на принятие решений в банках. Однако вдополнение уже к существующим нормам в 2005 году внесеныдополнительные условия, ужесточающие требования поуправлению и надзору за деятельностью банков, поформированию их руководящих органов. Так что можносогласиться, что на сегодняшний день нормативная база,регулирующая все подобные вопросы в банковской сфере в нашейстране, соответствует "европейским стандартам".Президент НБМ Леонид Талмач на этой неделе в интервью СМИвыразил сожаление по поводу того, что в докладе ЕБРРпрозвучали неадекватные обвинения молдавской банковскойсистемы в непрозрачности и отсутствии эффективныхинструментов надзора. "Мы приняли к сведению все замечания ипожелания на этот счет, которые сделали в ходе недавнегокомплексного исследования специалисты IFSAP. Они нашли своеотражение в специальных поправках в законы и нормативныеакты НБМ, которые вступили в действие в ноябре 2005 года".Президент НБМ сказал, что не видит серьезных угроз вбанковском секторе для нарушения макроэкономическойстабильности в стране.Позволим и мы себе некоторые комментарии по поводу поднятыхвопросов, точнее, по поводу "градуса" их изложения иобсуждения. Возможно, видение ситуации со стороныпредставителей ЕБРР, работающих с Молдовой, отчастипродиктовано тем специфическим положением, котороесложилось в банках, где ЕБРР является акционером. Мы имеем ввиду "Молдова-Агроиндбанк" и "Викториабанк". Хотя сразу надооговориться, что причины для недовольства ЕБРР в каждом изэтих случаев представляются различными.Конфликт с топ-менеджментом "Молдова-Агроиндбанк" иподдержавшим его большинством акционеров этого банка, помнению наших экспертов, был классическим случаем"противоречия интересов". ЕБРР хотел увеличить свою долю и,соответственно, влияние в этом банке. Его руководство ибольшинство акционеров сочли такое желание идущим вразрез сих собственными стратегическими планами.Насколько нам известно, акционеры "MAIB" для дружногопротиводействия иностранным акционерам создали своеобразный"пул" и даже зарегистрировали его в НБМ в качествеорганизации аффилированных лиц. На долю "пула" приходитсяпорядка 60% от всех акций банка, что позволяет приниматьлегитимные решения практически по всем основным вопросам.Встретившись с таким противодействием, ЕБРР и еще одинсочувствующий ему иностранный инвестор решили уйти из"MAIB", продав долю своих акций, которая составляет около1/5 от уставного капитала. Казалось, с объявлением открытоготендера на покупку этой существенной доли ситуация моглаблагополучно разрешиться к удовольствию обеих сторон.Однако, насколько нам известно, совет "MAIB" отклонил однуиз четырех поданных заявок на участие в аукционе. Причемединственная отклоненная на первом этапе заявка принадлежаластруктуре аффилированной ЕБРР - накануне зарегистрированномув Словении инвестиционному фонду. Отклонение заявкимотивировалось законными основаниями - фонд слишком "молод",чтобы получить право на покупку существенной доли в банке(на этот счет, оказывается, есть нормативное требование).Однако ЕБРР, как предполагают наши эксперты, былраздосадован этим фактом. И говорят, что "вывод за скобки"потенциального нового инвестора-протеже ЕБРР, можетразрешиться достаточно просто - переносом аукциона на болеепоздний период, когда их протеже достигнет достаточной помолдавскому законодательству "поры зрелости".Ситуация сложившаяся в "Викториабанк" намного болеезапутанная и неоднозначная. ЕБРР является акционером в этомбанке с давних пор, его представитель Константин Тэнасе напротяжении многих лет возглавляет совет банка. О менеджментебанка представители ЕБРР всегда отзывались в самых лучшихсловах, и сейчас от них не отказываются. Проблема возниклас продажей существенной доли акций (порядка 23%) иностранныминвестором "Danube Fund" ровно год тому назад.Хотя платежеспособный интерес к приобретению пакета акций"Викториабанка" проявляли "солидные покупатели" (например,венгерский "OTP Bank" и румынский "BCR"), "Danube Fund"предпочел продать свою долю никому неизвестным компаниям,как говорят, с офшорными корнями и, сколько можно судить,находящимся под управлением одного владельца. Пикантностьситуации состоит еще и в том, что, насколько нам известно,25% в уставном капитале "Danube Fund" принадлежало ЕБРР.Если это так, то закономерен вопрос к самому этомууважаемому международному финансовому институту на предмет,как он мог такое допустить и почему своевременно не сделална этот счет соответствующих заявлений. Но это ужеотдельный вопрос.
0